?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Полный текст ответа журналу Esquire
andreiromanenko

Вообще-то я в Википедии пишу статьи о классической музыке. Нет, это не моя профессия: по своей специальности я тоже пробовал писать в Википедии, но ничего хорошего из этого не вышло. Потому что когда пишешь про то, чем занимаешься в реальной жизни, – бессмысленно прятаться за псевдонимом: кто понимает, тот его раскроет с трёх фраз. А если не прятаться, то все твои профессиональные и личные отношения из реальной жизни переползают за тобой в Википедию, и добром это не кончится. Музыка же – это как бы другая версия моей биографии, которая могла бы состояться, но не состоялась. Но это, кажется, в Википедии у многих так.

Работа администратора – это довольно сомнительная честь и страшная обуза. Потому что она всё время вынуждает заниматься не тем, что тебе интересно, а совершенно другим. Но сказавши А – приходится говорить и Б: пошёл в волонтёрский проект – изволь проявить чуточку жертвенности. Самое неприятное и рутинное в администраторской работе – это удаление статей. Сейчас посмотрел статистику – на кнопку «удалить» я нажимал примерно 9500 раз. Эта статистика включает и «пустышки» вроде «Юля Иванова – хорошая девочка», и страницы с орфографическими ошибками в названиях, и множество другого бесспорного мусора, – то есть рутинную часть. А есть ещё часть неприятная: удаление статей по незначимости их предмета. На мою долю обычно выпадают статьи о всякого рода музыкантах, писателях, художниках, учёных-гуманитариях. Вряд ли ошибусь, если скажу, что в 9 случаях из 10 эти достойные люди пишут сами про себя (иначе не было бы в статьях столько неумеренных восторгов и несущественных деталей, а в обсуждении их удаления – столько ярости). И, соответственно, в 8 случаях из этих 9 – ровно потому, что кому-либо другому они вряд ли могут быть настолько интересны (исключения есть: скажем, вполне почтенный поэт и философ Константин Кедров, зачем-то бесконечно переписывающий статью о самом себе, – но это капля в море). Причём у многих из них оказывается длиннейший список выставок или публикаций, какие-то премии и лауреатства – то есть на первый взгляд художник или поэт вполне похож на настоящего. Вот только на дворе XXI век: и книжку выпустить ничего не стоит (кроме денег, да и те вполне символические), и театры с галереями есть в каждом райцентре, и всяческих академий непонятного статуса и происхождения в России десятки, и все охотно раздают медали и звания...

Поэтому в Википедии действует простая и ясная идея: культура – это пирамида, и нас, как любую энциклопедию, интересует её вершина. А вершина эта формируется авторитетными в данной области институциями. Академик Российской академии наук – значим. А академик Международной академии Меганауки (ей-богу, есть и такая!) – навряд. Постоянный автор журнала «Новый мир» – значим. А газеты «Литературный провозвестник» – едва ли. Художник, выставлявшийся в Русском музее, – значим. А в Урюпинской городской галерее – нет. Разве что про него написала статью лично искусствовед Екатерина Дёготь. Причём речь не идёт ни про какой «москвоцентризм»: общенациональной славе Виктора Астафьева не мешало житьё-бытьё на Енисее, как сегодня не мешает оно поэту-священнику Сергею Круглову из Минусинска публиковаться по всей России, и никто не усомнится в общероссийской славе Пермской оперы (и её солистов), Уральской консерватории (и её ведущих педагогов), Нижегородского симфонического оркестра (и его дирижёров), екатеринбургской драматургической школы... Равно как и в Москве, и в Нью-Йорке можно быть примерно никем, но с огромным желанием просочиться в вечность. И, конечно, есть те, кто искренне считает, что Международная академия Меганауки гораздо меганаучнее, чем заскорузлая РАН, а в Урюпинской галерее картины гораздо красивее. Но в энциклопедию должно попадать то, что считают специалисты – и не всякий, кто объявил себя специалистом, а перворазрядные специалисты, способные, как учит нас крупнейший теоретик культуры Пьер Бурдье, делегировать «символический капитал». Особенно если физически её пишут не специалисты, а все желающие: ведь специалисты в Википедии, увы, зачастую не удерживаются, потому что когда пишешь про то, чем занимаешься в реальной жизни... (см. выше). А вот зная, что ты сам – не специалист, честно изучить мнения профессионалов и честно передать их, – не только способ проявить бескорыстие и смирение, но и лучшая на свете возможность самому стать чуточку умнее.

Какова возможная альтернатива? Принимать статьи о чём и о ком угодно, если есть хоть какие-то независимые источники (условно говоря, статья в районной газете). Наш районный художник написал замечательные картины, они выставлены в районной библиотеке, – добро пожаловать в эницклопедию! Наш районный ветеран труда отпраздновал 80-летие – пишем статью. Наш районный хулиган устроил дебош – зафиксируем для вечности. Такой подход можно проводить последовательно – но зачем? Ведь в пределе он ведёт к стягиванию в Википедию всей имеющейся вне её информации – для забаненных в Гугле, очевидно? Между тем у любой энциклопедии одна из функций – функция отбора: отделение важного от неважного. Кроме того, энциклопедия создаётся для пользователей. Если предмет статьи неинтересен никому, кроме её автора, то для пользователя этой статьи, в лучшем случае, нет. В худшем – пользователь попадает в эту статью случайно или из какого-нибудь списка и получает информацию ложную по сути: что в Урюпинске есть замечательный художник Иванов (тогда как замечательным он считает себя сам – и никто более).

Я знаю, что «санитаров леса» любят не все. Есть даже один участник проекта, из принципа протестующий против любых моих номинаций на удаление (если есть хоть малейшие сомнения в том, что предмет статьи незначим, – администратор не вправе удалить её сразу, требуется недельное обсуждение, в котором защитники статьи могут привести свои аргументы, а итог подводит не тот, кто его начал) – после того, как с моей подачи была удалена его статья о самом себе, любовно выпестованная 195 правками. Впрочем, протесты будут в любом случае: когда я после длительной дискуссии оставил в Википедии статьи о публицисте Андрее Новикове (скандальном и едва ли не безумном, но печатавшемся в «Знамени», «Дружбе народов» и «Континенте») или о сайте «Век перевода» (его история также полна скандалов, но все источники в один голос называют его главным в России проектом по художественному переводу), то недовольных тоже было сколько угодно.

Но вот что меня откровенно удивляет, так это разговоры о том, что «удализм» мешает нам догнать и перегнать по количеству статей английский или немецкий раздел. Количество статей как самоцель – это плохая идея (потому что невозможно одновременно гнаться за количеством и качеством), да и требования к значимости (персоналий, музыкальных групп, невероятных теорий и т. п.) в других крупных разделах Википедии ничуть не либеральнее, хоть и отличаются в деталях. Но главное – есть простые цифры. В английском разделе участников, сделавших более 10 000 правок, к октябрю 2009 года было 3630 человек. В русском разделе таких было (на ту же дату) 114, – так неужели же остальные 3500 обиделись на Википедию за удаление статьи про их любимого урюпинского художника и не стали работать дальше? Просто массового альтруизма в русскоговорящем сегменте Интернета пока меньше. Надеюсь, всё-таки не в 30 раз.



  • 1
Хорошая статья.

т.е. википедия ставится в положение заведомо вторичного ресурса. Узнавать из нее о художниках что в Урюпинске, что в Москве - не стоит.

Если вы дадите себе труд ознакомиться с правилами Википедии, то узнаете, что Википедия с самого начала целиком и полностью представляет собой вторичный и только вторичный ресурс. В какой мере это ограничение представляет собой недостаток, а не преимущество, — большой вопрос.

читал где-то, что рижане (или таллинцы) пишут статьи о каждой улице города. Может, они как-то иначе понимают правила.

Отчего же? В русском разделе Википедии полно статей об улицах различных городов, потому что вообще-то по этому поводу есть сколько угодно ранее опубликованной в авторитетных источниках информации.

  • 1